Несокрушимая свобода, 7 Октябрь 2001: морская операция

(Ди Тициано Чиокетти)
08/10/19

Главная особенность войны под руководством американской коалиции в Афганистане против режима талибов - после сентябрьских атак 11 в Нью-Йорке и Вашингтоне - представлена ​​тем фактом, что это была чисто военно-морская операция.

Когда администрация Буша решила напасть на Афганистан, у Соединенных Штатов не было сухопутных баз в соседних странах. Некоторые правительства поддерживали войну против режима талибов, но не хотели, чтобы их территории использовались для нападений. Однако, даже если бы они позволили использовать базы на местах, этого было бы недостаточно, поскольку боевой самолет нуждается в сложной логистике.

Фактически, для выполнения длительных миссий, которые включают в себя проведение даже небольшого количества вылетов, необходимо иметь инфраструктуру для технического обслуживания и ремонта, а также запасные части. Кроме того, длительные воздушные кампании требуют больших запасов систем вооружения и вспомогательного оборудования.

Сторонники авиации указали, что самолеты могут летать напрямую из Соединенных Штатов в аэропорты, расположенные на больших расстояниях, благодаря дозаправке в воздухе. Однако, как только они прибывают в пункт назначения, они не имеют необходимой поддержки. Близость портов и транспортных судов также требует времени для адекватной подготовки вспомогательных инфраструктур.

Исключение могут представлять страны, которые владеют теми же моделями самолетов, которые использовались ВВС США, например, Саудовская Аравия с F-15, хотя конкретные возможности могут быть несовместимы.

Военно-морские силы могут помочь избежать этих проблем. Они самодостаточны, в том числе необходимы для проведения длительных операций (хотя бы в определенных пределах). У Боевой Группы Перевозчиков обычно есть поставщик команды, который может распределять системы топлива и оружия, увеличивая продолжительность операций с течением времени.

Также верно, что предел самообеспеченности в случае авианосца представлен количествами топлива и вооружений, которые могут быть загружены, поэтому операции не могут продолжаться долго без дозаправки. После того, как база была создана на суше, ее можно было бы укрепить, чтобы она могла поддерживать длительные операции.

С другой стороны, после того, как база была создана и поставлена, ее инфраструктуре требуется много времени для удовлетворения других стратегических потребностей.

Сравнение авианосцев и сухопутных баз очень похоже на сравнение между корпусом морской пехоты и армией США.

Первые характеризуются высокой стратегической мобильностью. Амфибии, которые они располагают, дают Корпусу самодостаточность.

Армейские подразделения, как правило, значительно тяжелее и, следовательно, гораздо менее мобильны, но имеют более высокую огневую мощь.

Спецназ намного легче, чем морские пехотинцы, и, следовательно, обладает меньшей способностью противостоять сухопутным силам противника и зачастую даже менее мобильн, когда они развернуты.

Легкость позволяет относительно легко развернуть спецназ с моря.

Когда война в Афганистане казалась близкой, высокопоставленный российский чиновник заявил, что Соединенным Штатам будет очень сложно, поскольку у них нет авиабаз у границ этой страны. По этой причине он полагал, что американские силы не смогли нанести массовый удар, а только выполнить ограниченное количество боевых вылетов с помощью самолетов, базирующихся в Америке или на острове Диего-Гарсия.

Русский офицер не рассматривал один из основных вариантов, доступных Пентагону: Персидский залив. Принципиальное различие между типичной российской (бывшей советской) и американской ситуацией было представлено военно-морской мощью полного спектра.

При наличии достаточного количества штурмовиков на борту США смогли организовать эффективные воздушные удары. В Афганистане проблема заключалась в том, чтобы правильно определить цели. Часто ценность конкретных целей была очевидна только для тех, кто был на месте. Наилучшим решением было включение групп спецназа в контролируемые талибами районы.

Однако, как и в случае авиации, отряды спецназа не могли проникнуть в страны, граничащие с Афганистаном.

Следуя примеру воздушной атаки, было решено использовать военно-морское подразделение в качестве базы. Авианосец Kitty Hawk (фото) был опустошен большинством самолетов на борту, заменен вертолетами спецназа (казалось, что на борту были также рейдеры GOI). Территория Афганистана находилась на грани автономной эксплуатации вертолетов, и правительство Пакистана согласилось с тем, что они будут поставляться на собственных авиабазах.

Морские пехотинцы на борту крупных десантных подразделений, расположенных в Персидском заливе, представляли собой более тяжелые (но все еще самодостаточные и мобильные) сухопутные силы, которые можно было доставить непосредственно в Афганистан.

Когда тактическая обстановка на суше стала достаточно изменчивой, морская пехота оборудовала базу, называемую Лагерь носорога, Отсюда у них была возможность действовать как обычные сухопутные силы, как самостоятельно, так и в сотрудничестве с антиталибскими силами Северного альянса, такими как битва при Кандагаре.

Все эти компоненты, самолеты, спецназ и морские пехотинцы, на которых базировались, означали, что Афганистан был по сути морской войной, даже если страна не имеет выхода к морю.

Война в Афганистане дала много уроков, два из которых относятся к операциям, проводимым с авианосцами.

Во-первых, важна дистанция, и во многих ситуациях авианосцы могут быть единственным доступным инструментом для использования американской авиации. В Афганистане возникла необходимость достичь районов, удаленных от моря, независимо от того, насколько близко авианосец может находиться к побережью.

Во-вторых, способность нести высокие военные нагрузки все еще важна, точность не может заменить массированную бомбардировку.

В заключение нет никаких сомнений в том, что успех Соединенных Штатов (по крайней мере на начальном этапе) в проведении операций в Афганистане был обусловлен их военно-морским потенциалом.

Фото: ВМС США / ВВС США