Геополитические табу: начнем с «поражения» России в войне

(Ди Дэвид Росси)
20/07/22

Лето пришло: пора развлекаться геополитикой, «научной» дисциплиной, а не игрушкой, заметьте, для новой рубрики: мы постараемся развеять некоторые табу, которые до сих пор действуют на наших политиков, высокопоставленных чиновников и комментаторов сегодня в целом . С сегодняшнего дня и в течение всего лета мы будем сталкиваться с делами, о которых, как мы думаем, знаем все, которые на первый взгляд настолько очевидны, что их можно подвергнуть сомнению только с помощью провокации, но которые на самом деле могут работать не так, как мы думаем.

Начнем сегодня с России: большой, большой и решительный, это действительно пропаганда, чтобы назвать его побежденным?

Начнем с того, что геополитика — говорит ли о ней простой Дэвид Росси или пишут о ней Лаймс или Политико — не совсем точная наука: как и во всей сфере социальных наук, сколько из нас1 практикующие эту дисциплину не могут подтвердить или разрушить теорию в лаборатории, но в лучшем случае они способны «выводить» из исторических прецедентов, социально-экономических статистических данных или поведения — даже в лаборатории — небольших групп животных или людей, выводы, которые нельзя ни воспроизвести, ни опровергнуть. Это относится и к дисциплинам, которые часто, грешные излишним доверием, мы считаем «научными», как, например, экономика, социология, психология и т. д.: они столь же научны, как теология. Это не значит, что они являются заслуженной чушью: только подумайте, что теология дала миру мысль Фомы Аквинского! Однако геополитика, изучающая взаимосвязь между физической географией, географией человека и политическим действием, часто оставляет - короче говоря - приятные сюрпризы: нет недостатка в аналитиках, которые полностью или частично корректируют прогнозы и исследования.

Одним словом, в конце концов мы часто встречаем ученых, внимательных к соотношению детали и целого, умственно гибких, серьезных в своих суждениях и выводах, способных анализировать по науке и совести, но также и прежде всего… удачливых. Да не скандальте: даже Наполеон утверждал, что предпочитает удачливых генералов «только» хорошим.

По этой причине при анализе данных, изображений и информации, поступающих с войны в Украине, мы часто пользовались анализом экспертов, которые не только более авторитетны, чем автор, - а это занимает немного, - но, прежде всего, имеют длинный ряд успехов в прогнозировании развития конфликта. Дело обстоит именно так, если привести пример с хорошо известным нам делом по Online Defense - американского генерала Бена Ходжеса, о котором мы не раз писали и у которого тоже брали интервью два месяца назад (см. ссылку).

Чтобы вам поверили, вы должны, прежде всего, заслужить доверие: сам факт того, что вы «провожаете нас», является явным признаком серьезности суждения. Таким образом, мы обнаруживаем, что он был прав в отношении развала России на северных фронтах Украины: в середине марта он утверждал, что «Русские находятся примерно в десяти днях от того, что называется кульминационным моментом, когда у них просто больше нет ни боеприпасов, ни личного состава для поддержки штурма». и потому предсказал свой уход из Киева, Ченигова и Сум. Перед сценами опустошения Мариуполя и Северодонецка мы застали его объясняющим, что крах России не означает, что они не будут продолжаться. «Убивать невинных украинцев» (Прим. ред.) налетами с неба и ракетными ударами ни сровнять с землей целые города, ни по колоннам беженцев поразить, а им уже было бы не до «Возможность заполучить Одессу в свои руки» не говоря уже о том, чтобы даже путем реорганизации взять Киев. Как сказать по-английски "он сделал и то, и другое"?

Генерал также предвидел время нового наступления русских, которое стало возможным из-за задержек со снабжением Украины в период с апреля по май: в конце апреля он ожидал, что российские войска, учась на своих ошибках, реорганизуются и приобретут способность перемолоть украинскую территорию в ближайшие два месяца. Бинго! Поскольку мы не в лаборатории, ожидание более чем одного события указывает на то, что мы имеем дело с заслуживающим доверия аналитиком, даже если не единственным.

Я вспомнил Ходжеса: я мог бы сослаться на других авторитетных англо-саксонских военных и аналитиков и не только. Да потому, что именно в англо-саксонских странах специалисты по геополитике преодолели табу и свободно пишут, что, согласно их исследованиям, Россия может быть побеждена в войне на Украине. Короче говоря, для них Россия не является метафизическим образованием, чья военная, моральная и экономическая мощь падает лишь бесконечно: в конечном счете, это великая страна, которую нужно анализировать, а не страна, к которой можно относиться только с догмами веры.

У нас это не так: достаточно того, что в последние месяцы кто-то написал, что Россия может быть побеждена, чтобы дать в нашей маленькой вселенной любителей геополитики эффект, равный камню в курятнике. Следует понимать: часто добросовестно Прислушиваются к русским лидерам, которые, начиная с Молотова, любят с большой убежденностью утверждать, что там, где прибывают русские войска, они уже не отступают. Но это не так: от Афганистана до Киевской области, от Польши до Вены Россия всегда вела себя как все нормальные страны, а не как предопределенное и непреложное образование.

Не воспринимайте это отношение России только как пропаганду, а угрозы как вопиющие: русским - как коммуникативная и переговорная стратегия - всегда нравился резкий и угрожающий подход. На поле боя, как и в переговорах любого уровня, для россиян всегда есть победитель — тот, кто делает ставки, — и проигравший, то есть сторона, которая сдается или выходит из игры. Русские знают только сила это сила, а не увещевание: мы не говорим это как этическое суждение - не дай Бог, это их культура как молодой нации2, зародившееся в шестнадцатом веке и эволюционировавшее в этом смысле, - но как фактическое наблюдение, как опыт, который может быть у любого, кто имеет дело с русскими, и не только на государственном уровне.

Итак, если вы имеете в виду - как перспективу отношений между Москвой и Киевом, а также между Москвой и Вашингтоном - поиск того, что англосаксы называют беспроигрышная ситуация, которая представляет собой игру с ненулевой суммой, в которой выигрывают все участники, сразу выбросьте ее из головы. Россия не ведет переговоров: как может подтвердить любой предприниматель, русские даже не обсуждают цену, потому что это было бы для них проявлением слабости; либо вы можете себе это позволить, либо отказываетесь от этого. Очевидно, что они не ходят вокруг да около, говоря, что их можно бить: менее очевидно, что на Западе мы обязательно должны верить — без вопросов — в эту позицию и что те, кто говорит обратное, становятся пропагандист.

Поэтому геополитолог не должен ни спрашивать разрешения, ни обвиняться в пропаганде, если он рассуждает, рассуждает и серьезно - по науке и совести, как говорится, - что «Украина может отбросить российские войска к своим довоенным границам к 2023 году, уничтожив российские оккупационные силы со своей территории, потому что войска президента Владимира Путина истощены».. Да, это опять слова генерала Ходжеса. Таким образом, противоположное мнение правомерно, но оно в равной степени должно быть подкреплено причинами, а не только принципиальными заявлениями. Недостаточно даже сказать, что государство настолько большое (и большое), что не боится никакого сравнения: спросите афганцев, что случилось с Британской, Советской и Американской империями, когда они ступили туда...

Я беру статью из Национальный интерес, американского журнала, безусловно, не враждебного Кремлю, чтобы указать, что многие прогнозы многих комментаторов — так сказать, не отвечающих за украинскую пропаганду — опубликованные по всему миру до 24 февраля, за последние пять месяцев оказались несостоятельными. мягко говоря рискованными, именно потому, что они основаны на суждениях, обусловленных... предрассудками. С уважением к автору и резюмируя их, не меняя их смысла, привожу некоторые из них, добавляя краткий личный комментарий:

  • «Россию воодушевляет растущее отставание Америки в риске войны с США и НАТО в Восточной Европе»: Правда, Москва до сих пор увязла в Украине, а Балтийское море стало озером Атлантического альянса.

  • «Целью российского вторжения является быстрая капитуляция украинского правительства и его вооруженных сил»: цель пропущена и тут лучше помолчать ради спокойствия.

  • «Прежде чем начать вторжение, Россия, скорее всего, проведет массированную кибератаку, которая выведет из строя систему командования, управления и связи (С3) и быстро превратит Украину в несостоявшееся государство».: Объектив промахнулся еще и потому, что спутников Илона Маска хватило, чтобы все исправить видимо.

  • «Российские воздушные бомбардировки и противокорабельные ракетные комплексы укрепят господство России в воздухе и на море»: не получено, так как Украине пока удается нейтрализовать российские самолеты, ракеты и корабли.

  • «Любая военная интервенция США на Украине или где-либо еще в Восточной Европе может спровоцировать ответный ядерный удар со стороны России».: Вашингтон и Лондон не остановились на этой угрозе, а Москва не рассматривала возможность разрушения мира для Киева.

  • «Западная решимость вряд ли переживет картины разрушительного ущерба, нанесенного российскими войсками»И наоборот, образы Бучи и Мариуполя повысили готовность поставлять оружие и обучать украинцев.

  • «Передовые технологии, которых США и Европа могли лишить Россию, готовы заменить»: наоборот, даже Народный Китай старался не гарантировать поставки русским.

Была ли пропаганда National Interest? Нет! Это, как и другие работы того периода, был ценным анализом, написанным хорошим пером, но жертвой метафизической уверенности в непобедимости России и статуса Украины как «второстепенного хабенса» по сравнению с ее захламленным соседом. Определенные претензии — по крайней мере, до тех пор, пока война не обострится и окончательно не превратит русских во врагов — законны, но это не значит, что их можно считать единственно верными, не пытаясь вбить хотя бы клин поддержки.

Это не единственное предубеждение о «непревзойденной России», которое мы носим с собой и часто не подкрепляем фактическими данными. Давайте подумаем о санкциях: многие ли из нас уверены, что западные санкции против России не что иное, как неэффективные или только вредные для нас? Тем не менее, те же ненезависимые российские СМИ каждый день сообщают новости об остановленных из-за нехватки комплектующих заводах, о целых отраслях промышленности, заблокированных из-за прекращения поставок, о производствах, подвергающихся реальному качественному старению, чтобы производить что-то вместо ничего такого. Таким образом, в России остановлено не менее 95% механического и электронного производства. А как насчет того, что Россию защищают сотни миллиардов валютных резервов? Сейчас они непригодны. Не случайно ли мы даже не ищем последствий санкций, будучи убежденными в их бесполезности?

Короче говоря, попробуем очистить поле от предрассудков и признать благотворное влияние разнообразия мыслей.3 если мы хотим максимально объективно анализировать действительность, хотя и не претендуя на монополию науки - и последнего слова - и помня, что в геополитической сфере, в конце концов, удача - или невезение - тех, кто делает анализы.

(На следующей неделе мы откроем еще одно досье: Китайская Народная Республика, зачем определять ее только как экономическую державу, а не как агрессивный военно-политический гигант?)

1 Извините, если говорю во множественном числе, но геополитику я изучал в паре первичных европейских университетов, а не в университете жизни, не говоря уже о том, чтобы начать с социологии или психологии.

2 Молодой, да: российское государство за 229 лет до американской Декларации независимости. Королевство Франции и Королевство Англии старше на 6-7 веков.

3 Как руководитель геополитической редакции я всегда оставлял дверь открытой для плюрализма: на Online Defense есть многочисленные «геополитические» статьи авторов, которые мыслят диаметрально противоположно мне.

Фото: МО РФ.

оборона рейнметалла