Письмо онлайн-защите: «Голубое небо, Луиджи»

07/11/22

Авиакатастрофа – это всегда трагедия, перед которой никогда нельзя оставаться равнодушным. Таким образом, в последние 3 дня СМИ уделили много внимания тому, что произошло субботним утром в Фодже. Может быть, слишком много, так как болезненный поиск аудитории приводит даже к преобладающему уважению к боли семьи, которая еще не знает... 118 доктора.

А из пилотов? Хочется надеяться, что на них не возложена ответственность "несмотря ни на что".

В той аварии я потерял друга, которого очень давно не слышал, но который оставил во мне память о простом, вежливом и скромном человеке, которого я однажды с удовольствием найду вновь. Так идут годы и вот читаешь его имя в газетах...

Я говорю о командире Луиджи Ипполито, и мне жаль, что я не могу сделать то же самое для его второго пилота в том роковом полете, но я знаю только его имя, Андреа Нарделли.

Учитывая, что события, о которых я говорю, на самом деле произошли много лет назад и произошли в другом профессиональном опыте, отличном от того, который привел его к его последнему полету, Луиджи был опытным пилотом как на самолетах, так и на вертолетах, и он не был тем, кто дорога разгладилась. Он приносил жертвы, вели (и побеждали) бои за безопасность полетов, успев бросить более чем горький кусок, прежде чем получить заслуженный успех и вернуться домой в Фоджию.

Когда мы говорим об «эксперте-водителе», это часто является синонимом «смелости», но это не так. Его мысли были сосредоточены на его семье, и этого, в сочетании с профессионализмом и полученным опытом, достаточно, чтобы заставить нас думать о разумном гонщике.

Человеческая сторона, как, может быть, уже видно из того, что я написал, была личностью, которая всегда была доступна и всегда ставила себя на уровень своего собеседника, даже когда он мог быть выше.

Голубое небо, Луиджи

То, как я встретил тебя, то, что случилось с тобой, было несправедливой судьбой по отношению к тебе и твоей семье.

Тебе тоже голубого неба, Андреа, и много голоса твоим родителям.

Мы не встречались, но, конечно же, последнее предложение, которое я написал для Луиджи, справедливо и для вас.

Вот так оно и пошло... Однажды, может быть, мы даже поймем, чему хочет нас научить жизнь, когда случаются подобные вещи!

Андреа Тронконе

оборона рейнметалла